Что делать?
19 ноября 2019 г.
На чем держится коррупционная вертикаль? Опыт Румынии
17 ИЮНЯ 2019, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Дайджест по материалам прессы

На Земле живут разные народы с разной культурой. У китайцев и корейцев в культуре конфуцианская традиция — ходить к начальству с подарком, чего не приемлют финны. И финны, и шведы странным образом считают, что раз чиновники — госслужащие, то должны служить своему народу, а не собирать с него дань. Идеалисты!

Современные россияне так не считают. Они по своей культуре ближе к средневековью. Сбор дани представителями власти с предпринимателей или  простолюдинов для них норма. И раздача приближенным к власти олигархам многомиллиардных заказов из казны по завышенным ценам — тоже норма. Да и они сами, нарушив правила дорожного движения, предпочитают откупиться от гаишника — не оставаться же без прав.

И силовики-опричники, разгоняющие малочисленные демонстрации протеста и не несущие наказания за грубое насилие, — тоже для нас норма. Не хочешь неприятностей — сиди дома и помалкивай. Не твое это дело — порядки в российском государстве устанавливать. На то Путин есть! Так жили и мыслили раньше, при царях и большевиках, так живем и сегодня. Реальная власть народа, республика, — это фантазия для большинства россиян. Они уж точно знают, что от них самих ничего не зависит. Вся надежда на доброго царя, который наведет порядок, обидчиков накажет и всех нас облагодетельствует! 

Выходит, мы по своей подданнической культуре никак не похожи на шведов, финнов, чехов или армян. Тогда, может, стоит поучиться у соседей? Например, у населения соседней Румынии, которое столько лет жило под гнетом диктатора Чаушеску и его силовиков? А сегодня Румыния — пример для стран Восточной Европы! Уже к 2016 году она достигла 58-го места в индексе восприятия коррупции Трасперенси интернейшнл. Это был несомненный успех. Как удалось его добиться?

Прежде всего сказалась политическая воля реформаторов. Румыния в 2004 году была намерена вступить в Европейский союз. Однако широко распространенная в стране коррупция была главным для этого препятствием. Особенно коррупция среди высокопоставленных чиновников и бизнесменов. Распространены были не только взятки, но и уклонение от налогов.

Тогда по опыту других стран был создан специальный орган с большими полномочиями — Национальное антикоррупционное управление (DNA). Ему поручили бороться с коррупцией среди топ-чиновников, а также вести дела на сумму от 2 млн евро. Новое ведомство взяло на себя функции обычной полиции, а также прокуратуры.

Наличие такого органа очень раздражало правительство и политические партии. На протяжении 12 лет они несколько раз пытались изменить законодательство. Последний раз в начале 2017 года такую попытку предприняли социалисты. Они планировали принять акт о помиловании для коррупционеров, а также внести изменения в криминальный кодекс. Это делалось с целью освобождения из тюрьмы лидера социалистов Ливиу Драгня.

Но румынское гражданское общество одержало победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Число протестующих достигло 500 тысяч — на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах — десятки тысяч. Причиной демонстраций стало, в том числе, решение правительства во главе с Сорином Гриндяну внести изменения в Уголовный кодекс, чтобы декриминализировать нанесение ущерба государства на сумму меньше 48 тыс. долларов и амнистировать уже сидящих в тюрьме за подобные преступления.

Главную скрипку сыграли обычные граждане, сплотившиеся против инициативы, угрожающей похоронить имидж страны, где успешно ведется борьба с коррупцией. Против решения правительства выступил президент Клаус Йоханнис, а также оппозиционные партии. 

Обладающая большим авторитетом Румынская православная церковь призвала враждующие стороны к диалогу, но подчеркнула: «Борьба против коррупции должна быть продолжена и виновные должны быть наказаны, потому что воровство разрушает общество в моральном и материальном отношении».

Еще 10 лет назад такие массовые протесты в Румынии было трудно себе представить. Но участие общества в борьбе с коррупцией и произволом — решающий фактор модернизации страны. Очень важно, что теперь граждане пристально следят за деятельностью политиков. И в случае необходимости всегда готовы к массовым протестам. Народ в Румынии считает себя главным не только в соответствии с текстом Конституции, но и по жизни.

Для успешной борьбы с коррупцией нужна юридическая и финансовая независимость антикоррупционных органов. В Румынии есть два таких главных независимых органа. Первый — то самое Национальное антикоррупционное управление ( DNA). Все коррупционные дела находятся в его руках, что уберегает от утечек информации. К тому же в DNA собрались лучшие кадры, как из прокуратуры, так и финансовые, и IT-специалисты.

Все, кто хотел работать в DNA, проходили не только профессиональные, но и психологические тесты с целью выяснить — может человек попасть под политическое влияние или нет. Такие тесты проходили все кандидаты, и найти нужных людей удалось. Например, после разговора с Даниэлем Морарем психолог сказал, что этот человек — как камень и не поддается никакому влиянию. Морарь стал вторым руководителем антикоррупционного управления. 

Второй орган — Национальное агентство по вопросам добродетели. Оно специализируется не на коррупции как таковой, а на конфликте интересов. Специалисты агентства детально изучают декларации всех государственных чиновников. Это касается не только президента или премьера, но и работников полиции, таможенников, а также членов совета правления больших корпораций. Всего декларации подают 300 тысяч человек. Они указывают не только свое имущество, но и имущество родственников, а также прилагают выписки по банковским операциям. Каждый документ около 10 страниц. 

Любой гражданин Румынии может изучить декларацию чиновника. Если он находит несоответствие, то может потребовать через суд, чтобы такое имущество было конфисковано. И люди требуют!

Однако, чтобы такая система существовала, очень важно обеспечить ее независимость. Как финансовую, так и юридическую. Поэтому в Румынии Национальное антикоррупционное управление финансируется из государственного бюджета через генеральную прокуратуру.

Нужен независимый от исполнительной власти суд. И он в Румынии есть!

За 12 лет существования Национального бюро расследований суды вынесли 900 обвинительных приговоров. Всего в тюрьме сейчас находятся полторы тысячи топ-коррупционеров. Среди них и брат бывшего президента страны Траяна Бэсеску, Мирча. Кроме того, удалось посадить 6 министров, а также бывшего премьера страны Адриана Настасе. В тюрьме сидят и многие судьи и мэры городов. 

А ведь поначалу люди боялись проявлять инициативу и вести собственные расследования коррупционных деяний высокопоставленных чиновников. Судьи также не спешили рассматривать такие дела, в результате многим удалось избежать наказния. Однако потом все же удалось изменить работу судов и посадить самых злостных коррупционеров сразу по двум статьям — за коррупцию и за попытку избежать ответственности.

Поэтому очень важно добиваться, чтобы дела о коррупции рассматривались именно  в судах, а суды были честными и независимыми от исполнительной власти. И рассматривали дела без долгих проволочек. Сегодня в Румынии от момента открытия уголовного дела до окончательного решения проходит где-то год. И это в уголовном процессе! 

Очень важно предусмотреть, чтобы государство могло вернуть украденное имущество. Для этого существует институт гражданской конфискации. Особенность его в том, что в нем нет обвиняемого. Человеку не нужно оправдываться. Он только должен доказать, что этот дом или деньги принадлежат ему. Этот институт активно используется в Великобритании, Румыния взяла с нее пример.

Интересно, что, по данным статистики, в Румынии всего лишь 10% подозреваемых в коррупции являются в суд, чтобы доказать свое право на имущество. В большинстве случаев оно законно возвращается в собственность государства.

На  примере эффективной борьбы с коррупцией в Румынии хорошо видно, что опорой коррупционной вертикали — неотъемлемой части авторитарных режимов — служит именно подданническая средневековая культура народа. Пока в ней не произойдет изменений, власть останется нашим коррумпированным захребетником. Объясняйте это друзьям и коллегам — этим вы поможете нашему обществу сделать шаг в правильном направлении!


Фото: 03.03.2019. Антиправительственная демонстрация в Бухаресте против изменений системы румынского правосудия. ROBERT GHEMENT/EPA\TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Сменить вектор власти
13 НОЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Можно ли в России создать такую общественно-политическую систему, где решающими будут интересы простого народа? Можно ли установить справедливость в условиях рынка, частной собственности, свободы слова и верховенства права? То есть отбросив несбыточные коммунистические утопии? Можно. Пример тому наши соседи — Швеция, Финляндия, Норвегия, Правда, у наших народов разная история. В Скандинавии древние корни народного представительства и контроля власти. Викинги выбирали своих королей, и королевская власть была ограничена представительными органами.
Как отобрать порядочных и квалифицированных депутатов
10 НОЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Чтобы уйти от самодержавия, провести назревшие реформы, потребуются квалифицированные специалисты. И как это ни звучит для россиян непривычно, нужны квалифицированные и порядочные  депутаты, способные утвердить «правильное» правительство и контролировать бюрократию.  Рассмотрим в качестве примера Швецию. Хотя Швеция — парламентская монархия, но король Швеции — всего  лишь  национальный символ. Никаких властных полномочий он не имеет. Всем заправляют представители граждан — депутаты парламента и назначенное ими правительство. Формирует правительство и назначает премьер-министра партия или коалиция партий, имеющая большинство.
Почему так бедно живем?
4 НОЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
По данным официальной статистики, заработки россиян значительно ниже, чем в Западной Европе. Например, в Германии средний заработок составляет около 1800 евро, это примерно в восемь выше средней зарплаты в наших регионах (при вполне сходных ценах на продукты и услуги). Почему? Работать не умеем, изобретать? Ответ прост: народ живет так, как позволяют ему обычаи и предписания сильных мира его, оформленные в указаниях власти, законах и неформальных «понятиях». Таджики не создали производство смартфонов, а американцы сумели.
 Наш архетип: проблемы модернизации 
17 ОКТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Движение общества  возможно по одной из трех траекторий: деградация, стагнация или  восходящее развитие. Крах Российской империи, а затем и СССР свидетельствуют: политический режим, не способный обеспечить национальное развитие, неизбежно рухнет, увлекая за собой государство. К сожалению, сегодняшняя социально-экономическая ситуация вновь свидетельствует о стагнации, начиная с 2013 г. Почему Россия, страна богатейших природных ресурсов и многомиллионного талантливого народа, несмотря на многолетнее нефтедолларовое изобилие погружается в  глубокое неблагополучие?
Тормоз прогресса – наша аморальность
4 ОКТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Почему Ниал Фергюссон в своей книге «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира» среди причин мирового первенства Европы в своем развитии не назвал господствующие нравственные приоритеты ее жителей, мораль, ставшую доминирующей? Не знаю. Приведу определение: «Мораль – это нравственные ориентиры, т.е. доминирующие в обществе представления о хорошем и плохом, о добре и зле, нормы поведения, вытекающие из этих представлений». Полагаю, что культура народа и его мораль влияют на темпы развития любой страны. 
ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Часть 2
25 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
ООО «Издательство АСТ» 2017. и Издательство CORPUS выпустили в продажу  прекрасную книгу «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира». Ее автор - Ниал Фергюсон. ЕЖ предлагает  вниманию читателей дайджест этой книги – цитаты важных мест произведения. Дайджест предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях и в качестве рекламы основного произведения. (Продолжение)
Конфликт интересов власти и общества
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Прошедшие выборы в Петербурге с явкой около 30% и «победой» Беглова на «выборах» при  отстранении реальных конкурентов, с вбросами  бюллетеней  и фальсификациями протоколов  со всей остротой поставили вопрос об обострении  конфликта интересов власть имущих и простых граждан. Неучастие в выборах показало: конфликт есть, но как он осознан россиянами? Что определяет поступки людей? Их интересы, потребности. При этом наши чувства, эмоции — это маркеры удовлетворения наших потребностей. Что-то удалось — нам радостно, ожидания не оправдались  — мы печалимся.
ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Часть 1
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
ООО «Издательство АСТ» 2017. и Издательство CORPUS выпустили в продажу  прекрасную книгу «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира». Ее автор - Ниал Фергюсон. ЕЖ предлагает  вниманию читателей дайджест этой книги – цитаты важных мест произведения. Дайджест предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях и в качестве рекламы основного произведения. 
А судьи кто?
10 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Олег Дерипаска недавно всех поразил, заявив, что России нужно реформировать судебную систему. Его, оказывается,  не устраивает тот факт, что 60% судей формируется из состава  помощников судей и секретарей, которые не только неадекватно оценивают, что происходит в экономике, но и выносят неверные решения. Косность судебной системы, по его мнению, вредит инвестиционному климату в стране. Если оправдательных договоров только 2%, в том числе по экономическим преступлениям,  то необходимо вернуться к реформе судебной системы.
Выборы в России и в Эстонии
4 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
Институт выборов существует в любом правовом государстве, признающем источником власти народ. Право избирать и быть избранным является важнейшим фундаментальным правом гражданина такого государства. Оно закреплено в Конституции и защищено законодательством. Любое воспрепятствование реализации этого права является преступлением. Ограничение избирательного права возможно лишь в случаях, предусмотренных законом и в рамках принятой процедуры. Выборы являются главным механизмом, обеспечивающим народное представительство, которое, в свою очередь, выполняет законодательные функции, контролирует исполнительную власть и делает власть легитимной.