Выборы
26 июня 2019 г.
Итоги недели. Оборона дивана до последней подушки

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее


Это каждый раз так в нынешней России. Месяцами, годами читаешь-слушаешь разных умных людей, соглашаешься — не соглашаешься, бывает — ответишь, бывает — промолчишь… Но границы адекватных комментариев и комментаторов вполне зримы и установлены не вчера. Вот и живем внутри этих границ, а наружу выглядываем лишь затем, чтобы в очередной раз убедиться: ничего путного, заслуживающего внимания там нет. А если вдруг появляется, то мы это путное быстро затаскиваем внутрь и объясняем правила игры. А потом приходят выборы…

В России реакция неравнодушной общественности на скорые выборы сродни эффекту от веселящего газа. Вот только что перед тобой стоял разумный человек с трезвым взглядом на окружающее бытие, прекрасно умеющий позицию свою не только изложить, но и аргументированно защитить. Не важно, согласны вы с ним или возражаете ему, разделяете его точку зрения или нет. Главное — у вас общая система координат и вы понимаете, чего друг от друга ждать. И тут неожиданно он узнает, что за ближайшим углом через две недели выборы… И вот вы уже замечаете, как взгляд вашего собеседника постепенно мутнеет, уголки рта начинают подергиваться, а лицо время от времени расплывается в странной мечтательной улыбке. Кроме того, он периодически прерывает беседу с вами, подбегает к углу, заглядывает за него, убеждается, что не обманут в своих надеждах, возвращается и, пребывая в эйфории от перспективы в ближайшее время окунуться в любимую процедуру, в конце концов сообщает вам: знаете ли, любезный друг, у нас тут неподалеку вскорости выборы. Поэтому, извините великодушно, но давайте прервемся, я непременно хочу в них как-то участвовать. Да и вы, уверен, не откажитесь… Потом он, продолжая счастливо смеяться, вприпрыжку исчезает за углом.

Вся нынешняя неделя проходит в обсуждениях шансов и перспектив демократов на предстоящих в сентябре выборах в Госдуму. Написал и задумался…. Потому что даже столь простая и вроде бы однозначная констатация на поверку оказывается многослойной и, соответственно, далеко не очевидной, рождающей вопросы. Например, такие: а кого мы нынче причисляем к демократам? А насколько правомочно сентябрьское мероприятие именовать выборами?

Я, конечно, осознаю, что мой скепсис обойдется мне дорого, и живо представляю себе те гектолитры презрения и негодования, что обрушат на меня хранители священного выборного грааля. Но что поделаешь? Итак, движемся по порядку и начинаем с поводов, что послужили инициации бурного обсуждения. Другими словами, со съездов, на которых были выдвинуты команды для участия в соревновании.

Самые видные легионеры нынче в «Яблоке». Дмитрий Гудков и Владимир Рыжков. Кстати, хочу обратить ваше внимание, что, например, Лев Шлосберг тоже в этой компании воспринимается как легионер. Недаром же его нахождение в предвыборном списке подается как признак нынешней разнузданной бескомпромиссности яблочного руководства. Дескать, отвязались до такой степени, что даже Шлосберга включили. А Дмитрий Гудков как бы стыдит несознательный электорат: мол, вы же столько лет мечтали о коалиции… Ну, вот вам коалиция!!!

Впрочем, у ПАРНАСа тоже готов список. Не такой громкий по именам, но зато сформированный посредством демократической процедуры — на праймериз. Правда, праймериз не задались, и их пришлось прервать. Тогда та часть некогда широкой оппозиционной Коалиции, что недавно покинула ПАРНАС, потребовала, чтобы итоги праймериз все равно были учтены. Ок, сказало руководство ПАРНАСа и предложило съезду утвердить список по итогам не очень состоявшихся праймериз. Тогда возмутились другие участники той группы, что откололась от коалиции и потребовала не учитывать итоги праймериз, поскольку на них победил мутный блогер и популист (а по некоторым не вполне подтвержденным данным, и антисемит) Вячеслав Мальцев. Но на съезде возобладала иная точка зрения, и теперь Мальцев вместе с профессором Зубовым и Михаилом Касьяновым возглавляет тройку ПАРНАСа. И теперь уже этим обстоятельством возмущена чуть не вся московская общественность…

Ну а дальше пошло обсуждение… На радость всем нам. Впрочем, нет, подождите с обсуждением — мы же забыли про Партию Роста, которую теперь фронтует Ирина Хакамада. А там еще Андрей Нечаев, Борис Надеждин и, бог знает, кто еще… Скажете фи! Скажете, это же спойлер! Они не настоящие демократы… Извините, господа! Наверное, мы бы с вами имели право на столь радикальную точку зрения, если бы действительно оппозиции удалось согласовать единый список. Но тут у нас парад списков, и по этой предвыборной панели гуляют все, кому не лень. А содержательного ответа на вопрос, чем Владимир Рыжков будет в Думе полезнее Ирины Хакамады, в контексте обсуждаемых реалий просто не существует. И чтобы завершить эту исключительно описательную часть повествования, позволю себе зафиксировать, как мне представляется важный момент: а именно, этапы перетекания коалиционного тренда от ПАРНАСа к «Яблоку». Ну, просто, чтобы ни у кого не оставалось иллюзий по этому поводу. Сначала власть мочит Михаила Касьянова, потом его кидают соратники, рушат все договоренности и выходят из Коалиции, потом «Яблоко» прирастает громкими именами и объявляет себя демократической коалицией…

И вот теперь уже после того, как мы худо-бедно описали раскинувшийся перед нашими глазами демократический пейзаж, можно с легким сердцем возвращаться к реакции заинтересованной и неравнодушной общественности на этот только-только стартующий электоральный праздник.

Общий смысл разнообразных больших и малых текстов, что мне удалось прочесть за эту неделю, сводится к констатации следующего тезиса: слушайте, если уж с ПАРНАСом приключилась такая фигня (хотя мы их очень любим и им сочувствуем), то давайте, наверное, голосовать за «Яблоко» — вон там сколько приличных людей, да и сам Григорий Алексеевич нынче чудо как оппозиционен — про Крым прямо режет правду матку.

Впрочем, были и возражавшие. Например, Сергей Пархоменко уверен, что никакая Дума Явлинскому не нужна, а борется он исключительно за 3 процента. То есть за госфинансирование собственной партии. С развернутой отповедью Пархоменко выступил Игорь Яковенко. Его статья «Последняя битва с диваном», несомненно, один из наиболее ярких примеров аргументированной апологетики участия в выборах в современной России. Ну и призыв поддержать на выборах партию «Яблоко»…

Пойдем по порядку… Пафос статьи очевиден: если не поднимать задницу, оставаться на диване, то нечего рассчитывать на перемены. Тут спорить не с чем. Другое дело, куда автор зовет нас с нашего дивана. А зовет он нас на выборы… Зачем ходить на эти выборы, уважаемый Игорь Александрович тоже объясняет — чтобы появилась «точка сборки» протеста. Хотя у него самого «нет иллюзий, что на этих выборах, или вообще на каких-либо выборах, можно сменить то, что у нас в стране называется властью. Это невозможно». Отлично, согласились… Но дальше следует утверждение, которое я слышу уже много лет, и за все эти годы оно ни на йоту не стало правдоподобнее. Дескать, все, кто в теме, знают, что больше 10-12 процентов на выборах украсть нельзя. Почему нельзя, что мешает украсть, например, 15 процентов, или 25, или 100, просто тупо переписав протокол, автор разъяснить не потрудился. А зачем? Те же, кто в курсе, они-то знают… Ну, предположим, это так (хотя, разумеется, это совсем не так: губеры будут все равно набрасывать от пуза и никакой Володин их не остановит). Тогда почему же нельзя сменить власть? Получается — можно! Обеспечь надлежащее наблюдение, хватай жуликов за руку и меняй власть на каждых выборах в свое удовольствие! Только почему-то не получается…

Следующий аргумент за то, чтобы с дивана шагнуть прямо на избирательный участок — формирование некоей «точки сборки протеста» в стенах Госдумы. Тут, ясное дело, автор опирается на украинский опыт. Насколько он экстраполируется на нашу ситуацию, никак при этом не объясняет. Причем, замечу, опыт этот вовсе не универсален: «островков» оппозиционной легитимности в местных законодательных органах власти не было в подавляющем большинстве стран, прошедших через «оранжевые» революции. Словом, аргумент «нам нужна фракция даже в такой Думе, чтобы у нас была переговорная площадка с властью на тот случай, если улица начнет диктовать собственную повестку», кажется совершенно ничтожным. Я вам так скажу: если улица начнет диктовать собственную повестку, власть найдет способ вступить с этой улицей в переговорный процесс…

Читаем дальше. А зачем еще нам депутаты в путинской Думе? Но на этом все, список резонов закрыт. Вы, друзья мои, по-прежнему уверены, что надо вставать с дивана?

Что же касается во многом спровоцированной необходимости голосовать за «Яблоко», то нежелание делать это Игорь Яковенко объясняет некоей традиционной нелюбовью к этой партии, сложившейся в «либеральной тусовке». Не оспаривая тезис по существу, хочу лишь сказать, что традиционная эта «нелюбовь» имеет давнюю историю и зиждется, прежде всего, на той политической практике, что на протяжении уже десятилетий демонстрирует городу и миру организация, ведомая Григорием Явлинским. И, несомненно, Сергей Пархоменко имеет все основания Григорию Явлинскому не доверять и подозревать последнего в интриганстве. И никакие самые распрекрасные гудковы и шлосберги эту ситуацию в одночасье не исправят и не переломят. Это называется — политическая репутация. И пока она у «Яблока» такая, какая есть. И каждый из нас, кто в большей степени, а кто в меньшей (а ваш покорный слуга, поверьте, в большей), прекрасно осведомлен, как эта репутация формировалась. Страницы не хватит перечислять основания, по которым у нас к этой партии сложилось такое отношение, а не иное.

Смотрите, аргументы за то, чтобы участвовать в сентябрьских выборах уже фактически исчерпаны, а мы еще ни слова не сказали о самой процедуре, о том, что основная засада как раз в том, что, участвуя в этих картонных выборах, легитимируя витринный орган, ты волей-неволей уже сейчас усложняешь жизнь будущей «улице», даешь лишние козыри ее противникам.

Ну, что же, сезон открыт, разговоры только начинаются… Думаю, свои версии необходимости «встать с дивана» нам в ближайшее время представят самые разные люди. Я же беру на себя обязательство свой маршрут отдать на суд общественности в обозримом будущем.



Фото:  Артем Коротаев/ТАСС












  • Андрей Колесников: Процедура всё больше превращается в фарс, потому что, при всём моём уважении к актёрам и спортсменам такого уровня, всё это уже совершенно не политика...

  • "Московский комсомолец": В минувшую субботу Нюта Федермессер, учредительница фонда помощи хосписам «Вера», отказалась участвовать в выборах в Мосгордуму.

  • Михаил Пожарский: Вот оказывается, что выбор был не такой уж ультимативный. Оказывается можно отказаться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
В команде мэрии замена
17 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Главная примета последних дней — нарастающая турбулентность внутри властной вертикали, которая таковой уже практически не выглядит. То, что власть нечеловечески колотит, было отчетливо заметно уже в ходе дела журналиста Голунова: одна из башен Кремля, обнаружив, что соседняя совершила чудовищную ошибку, с неистовым рвением принялась рыть под нее подкоп, даже невзирая на то, что подобные действия очевидным образом расшатывают всю конструкцию. И в истории с сентябрьскими выборами в Мосгордуму метанья с той стороны, по мере приближения самого события, принимают все более нервный и сумбурный характер.
Прямая речь
17 ИЮНЯ 2019
Андрей Колесников: Процедура всё больше превращается в фарс, потому что, при всём моём уважении к актёрам и спортсменам такого уровня, всё это уже совершенно не политика...
В СМИ
17 ИЮНЯ 2019
"Московский комсомолец": В минувшую субботу Нюта Федермессер, учредительница фонда помощи хосписам «Вера», отказалась участвовать в выборах в Мосгордуму.
В блогах
17 ИЮНЯ 2019
Михаил Пожарский: Вот оказывается, что выбор был не такой уж ультимативный. Оказывается можно отказаться.
Выборы в МГД — точка входа? Чтобы проверить, надо кликнуть
13 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Есть вопрос, в ответ на который большинство экспертов либо пожмет плечами, либо пустится в долгие абстрактные рассуждения, подкрепляя их историческими примерами. Формулируется он предельно просто: какое событие (череда событий) послужит катализатором нового общественного подъема в России? Опыт и России, и других стран показывает, что никакого твердого закона тут нет. Это может быть и жестокая расправа над одним из лидеров общественного мнения, и новый налог, усугубляющий бедственное положение существенного числа граждан, и, разумеется, выборная кампания. Причем — вовсе не обязательно общенациональная.
Прямая речь
13 МАЯ 2019
Андрей Колесников: Конечно же Федермессер понимает, что её использует власть, но и она использует власть. Алексей Макаркин: Такой же подход был и в советское время, с некоторыми нюансами...
В СМИ
13 МАЯ 2019
Meduza: В 43-м округе Москвы за место в городской думе будут бороться Любовь Соболь, Сергей Митрохин и Нюта Федермессер/
В блогах
13 МАЯ 2019
Кирилл Рогов: Между тем дилемма коллаборационизма - центральная проблема российской современности и центральный вопрос существования любой деспотии.
«Электронная демократия» и «поле чудес»
19 АПРЕЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Государственная дума приняла в первом чтении законопроекты об электронном голосовании на выборах депутатов Мосгордумы, на выборах глав регионов, а также о наделении избирательным правом в Москве граждан с временной регистрацией. Как объяснил представивший законопроект депутат от «Единой России» Александр Грибов, электронное голосование будет выглядеть так. Регистрируетесь на едином портале госуслуг. Подаете там же заявление об электронном голосовании. Выбираете цифровой участок. Подаете заявление на этом конкретном участке. При этом вас включают в электронные списки избирателей. Одновременно вы каким-то образом исчезаете из «бумажных» списков…
Прямая речь
19 АПРЕЛЯ 2019
Григорий Мельконьянц: О том, каким может быть электронное дистанционное голосование, мы можем пока предполагать только на основании обрывочных сведений...